genesis
  шахматы и культура


все публикации

ШАХМАТЫ И ШАШКИ В РАБОЧЕМ КЛУБЕ («64»). 1926 № 7

Психология шахматной игры

(По данным психотехнических испытаний участников международного шахматного турнира в Москве в 1925 г.)

Шахматная игра в последние годы делает у нас очень большие успехи в кругах молодежи и рабочих. Тысячи людей отдают ей свой ограниченный досуг и силы, остающиеся от работы. Можно ли приветствовать это? Какое влияние оказывает эта игра на человека?
Ценность всякой игры заключается в том, что она или развивает силы человека (его физические силы, силу ума и воли, характер, общественность) или, по крайней мере, способствует правильному накоплению сил, необходимых для дальнейшей жизненной работы.

Какие же черты личности, какие способности развивает шахматная игра и что она из себя представляет?

Этот вопрос интересен и сам по себе, Но для нас он имеет и огромное практическое значение. Решение его в высшей степени важно для всякого участника во внешкольной культурно-просветительной работе, тем более для органов, руководящих ею. Да и всякому, садящемуся за шахматную доску, интересно знать, не лучше ли ему как-нибудь более целесообразно использовать свой досуг.

Международный шахматный турнир в Москве в 1925 г. давал редкий случай для постановки всестороннего исследования природы шахматной игры и ее влияния на личность игрока. Психотехническая лаборатория Гос. Центр. Института Физ. Культуры, в лице профессоров И. Н. Дьякова, Н. В. Петровского и П. А. Рудика, и организовала широко поставленное исследование шахматной игры и шахматистов.

Научная работа в условиях турнира представляла большие трудности. Для успешного выполнения плана исследования пришлось открыть временное отделение лаборатории в гостинице, где жили приехавшие из-за границы участники турнира. Туда были перевезены необходимые точные аппараты, и в необычайно короткий срок была налажена усиленная работа временной лаборатории.

Интерес работы и ценность выводов вполне искупили затраченные усилия. Почти все представители иностранного шахматного мира, бывшие на турнире—д-р Ласкер, Торре, Шпильман, Рубинштейн, Рети, Тартаковер, Ейтс, Грюнфельд и др., поделились своим богатым опытом в шахматной жизни и согласились подвергнуться психотехническим испытаниям. Больше усилий потребовало и меньше успеха имело привлечение к исследованию русских участников турнира.

В кратком очерке можно дать сжатый обзор полученных результатов *).

Применение метода опроса, дающего более полный и надежный материал, чем анкета, позволило получить много сведений о психотехнических особенностях шахматной игры. Обнаружилось, напр., что шахматист работает в области особых мысленных отношений, что наглядный материал (фигуры, клетки) являются лишь символами, значками для мышления. Игра полна жизни и динамики, в которой личность игрока проявляет все особенности своего ума и характера. Шахматной игре присущи все основные черты, создающие привлекательность всякой игры: активность, творчество, ясность достижений, богатство содержания и чувств, поддерживаемых соперничеством. Этими особенностями обусловлена необычайная притягательность игры и ими поддерживается и развивается то сильное напряжение, которое необходимо в ней. Необходимость такого напряжения делает успех игры зависимым от множества самых различных факторов, как общее психофизическое состояние, утомление, внешние условия игры. Любопытно, напр., что имеется ряд фактов, говорящих за то, что для шахматиста не безразличен вопрос о местности, где предстоит ответственное выступление.

Не менее интересные выводы дало экспериментальное исследование. С помощью точных приборов изучались, во-первых, виды психической работы, непосредственно входящие в шахматные операции (ориентировка в шахматном поле, подмечание смены явлений на нем, память на положения игры и т. п.) Наряду с этим, измерялись и такие процессы, которые имеют общее значение в развитии всякой психической личности вообще: состояние памяти, внимания, быстроты и точности мышления и т. п.

Всякому ли доступна шахматная игра? Опыты показали, что исключительного развития одной какой-либо особой способности у шахматистов отметить нельзя. На основе целого ряда благоприятных предрасположений (к отвлеченному мышлению, наблюдательности, умственному напряжению, самостоятельности мысли) игра сама порождает особый опыт, вызывает развитие нового совершенно особого умственного содержания, состоящего из очень сложных образований. Это—опыт в области пространственных отношений, расчет и учет возможных движений в пространстве, укрепляемый изучением игры и тренировкой.

Вот почему крупный успех в шахматной игре может уживаться с средним уровнем обычных способностей — памяти, внимания, воображения, мышления и т. п. Распространенное в массе представление о необычайной памяти, воображении и силе мысли шахматных маэстро (игра, не глядя на доску, игра одновременно с десятками противников) требует поправки. Во-первых, эти явления не так исключительны среди игроков, а. во-вторых, они говорят главным образом о грандиозности тех достижений, которые возможны в определенной области при наличности напряженной работы и глубокого интереса, — о неисчерпаемых возможностях в развитии новообразований в психическом строении человека.

Из особенностей умственной деятельности шахматиста эксперименты отметили: склонность к синтетическому объединяющему охвату впечатлений, к продуманности и точности мышления за счет его скорости; широту внимания, распределяемою на всю совокупность впечатлений и мыслимых возможностей; устойчивость внимания, как способность к длительной напряженной работе; своеобразный реализм мышления, привычку сдерживать субъективные порывы мысли и воображения и сообразовать свои построения с объективно данными условиями и возможностями; наконец, дисциплину мысли, самообладание и устойчивую работу сознания в критические, волнующие моменты.

Все эти черты оставляют широкий простор для ярко выступающих индивидуальных различий среди представителей шахматного мира. Игра не создает единого типа, и в этом ее отличие от профессиональной работы, часто стирающей, подавляющей личные черты и создающей общий шаблон в мыслях, поведении. Игра, требуя активности, самостоятельного творчества, дает простор индивидуальным проявлениям, развитию индивидуальных черт, личного творчества и личного самосознания.

Все указанные особенности приводят к ясному выводу, что шахматная игра по праву стремится получить важное место среди интересов и занятий, которым посвящается досуг от жизненной работы. Однако, распространение шахматного спорта требует серьезного руководства, во избежание нежелательных искажений идеи игры и провала важного, с точки зрения общественной педагогики, явления. Стоит упомянуть, что это игра чисто головная, не затрагивающая физической культуры личности. Можно указать также на чуждость самому смыслу игры помпы, общественной шумихи, дешевой популярности, честолюбивых устремлений, вообще всего, что приносит азартный момент и что легко может появиться при недостаточно продуманной организации общественной стороны дела. Шахматная игра, редкая по серьезности, деловитости, сама есть проявление общественности, имеет свой интерес, свой замкнутый круг задач, и всякая посторонняя шумиха есть лишь нарушение технических условий и искажение самой идеи игры.

*) Подробное изложение методики, постановки и всех результатов н выводов проведенного исследования составляет содержание в ближайшем будущем выходящей в свет особой книжки

Проф. Н. Петровский.



Источник: "64" 1926 год, №№ 7-8.

Полный список публикаций на нашем сайте

 


генезис
шахматы и культура

Полный список публикаций на нашем сайте

Рейтинг@Mail.ru